Новый самолет для Люфтваффе

Истребители-бомбардировщики «Торнадо», составляющие основу ВВС Германии, постепенно устаревают и выходят из строя. Однако замены им пока нет — новая машина совместной с французами разработки к серийному производству готова будет еще не скоро. Что в этих условиях может сделать Берлин, чтобы не допустить подрыва обороноспособности ФРГ? Об этом читайте в материале.

Самолет не для всех

Истребитель-бомбардировщик «Торнадо» для своего времени значил больше, чем его наследник «Еврофайтер Тайфун». «Торнадо» стал первым серьезным проектом в сфере военной авиации, объединившим бывших противников по Второй мировой. Руководителем летных испытаний, поднявшим в воздух в 1979 году первый серийный «Торнадо», стал винг коммандер (подполковник) Роланд Бомон — в прошлом пилот Королевских ВВС, герой битвы за Британию, побывавший в конце войны в немецком плену. Одним из главных консультантов команды разработчиков был немецкий авиаконструктор Курт Танк — создатель прославившегося во время Второй мировой истребителя FW-190.

Самолет разрабатывался в рамках совместного технического задания, сформулированного ВВС Великобритании, Западной Германии и Италии, которые стали основными покупателями новой машины. Единственной страной за пределами Европы, приобретшей «Торнадо», стала Саудовская Аравия, получившая в конце 1980-х – начале 1990-х 120 машин этого типа в рамках договоров, известных как «Аль-Ямама-1» и «Аль-Ямама-2». Обе сделки вошли в историю как примеры крупнейших коррупционных скандалов с участием британского и саудовского истеблишмента.

«Торнадо» стал первым серьезным проектом в сфере военной авиации, объединившим бывших противников по Второй мировой

Впрочем, ждать, что «Торнадо» станет экспортным хитом, вряд ли стоило. Для машин третьего поколения была характерна техническая сложность, усугубленная в случае «Торнадо» стремлением обеспечить этот самолет как можно большим количеством опций — от завоевания превосходства в воздухе до уничтожения кораблей противника. В итоге машина получилась очень сложной и неоправданно дорогой.

«Торнадо» изначально получился не самым надежным истребителем. А к середине 2010-х доля исправных самолетов начала регулярно падать до неприлично низкого показателя — менее 50%. В этих условиях логичным решением стала замена «Торнадо» «Тайфуном», который к концу нулевых вылечился от основной массы детских болезней. Правда, ударные возможности этой машины хуже, чем у «Торнадо» — в частности «Тайфун» не может быть носителем тактического ядерного оружия и использоваться для доставки к цели американских ядерных бомб B61, складированных в Европе.

Британцы и итальянцы решили использовать в качестве ударных машин новые американские истребители короткого взлета и вертикальной посадки F-35B. Однако Германия, не участвовавшая в американском проекте как соразработчик и сопроизводитель, оказалась перед выбором — либо купить F-35А или F-35B у США, либо самой делать новую машину. При этом в Берлине понимают, что ФРГ не потянет в одиночку разработку нового боевого самолета — и даже не столько из-за финансовых ограничений, сколько из-за дефицита кадров и собственных ноу-хау, требуемых в подобном проекте.

Что делать?

Ситуацию для Германии несколько облегчает наличие такой же проблемы у Парижа. По мере списания машин времен холодной войны Франция в ближайшие годы останется с «монотипом» боевого самолета: «Рафаль» должен будет работать «за всех». При этом данная машина так же оптимизирована в первую очередь под задачи завоевания превосходства в воздухе.

В итоге летом прошлого года президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель сообщили о намерении разработать совместный истребитель нового поколения. Предполагается, что этот аппарат будет опционально пилотируемым.

«Это революция, но мы не боимся революций, когда они мирные и хорошо продуманные», — сказал Макрон. «Это сигнал для британцев. Вы выходите из ЕС, и мы движемся вперед. Мы не будем терпеть ваших попыток заблокировать военные возможности Евросоюза», — прокомментировал планы совместной разработки самолета источник в немецкой оборонной промышленности.

Новый проект, уже получивший обозначение Next-Generation Weapon System, разрабатывается Airbus Defence and Space, однако пока что находится на самом раннем этапе — определения требований к самолету и уточнения концепции платформы. С учетом характерных для объединенной Европы последних 40 лет сроков разработки военной техники, это значит, что новый самолет вряд ли начнут выпускать серийно раньше середины 2030-х годов.

Вероятно, Германии всё же придется купить некоторое количество F-35 — таким образом она подстрахуется на тот период, пока новый франко-германский истребитель не будет готов

Получается, что, когда большая часть «Торнадо» выйдет из строя «по старости», заменить эти машины будет нечем. Подобная перспектива явно не соответствует желаниям немецкого руководства. Поэтому, вероятно, Германии всё же придется купить некоторое количество F-35. Таким образом она подстрахуется на тот период, пока новый франко-германский истребитель не будет готов.

Альтернативой может стать разработка проекта ремонта и модернизации «Торнадо». Это позволит сохранить имеющиеся машины в строю (как минимум часть из них) до конца 2030-х, но подобная переделка очень сложного самолета грозит оказаться, мягко говоря, недешевой.

Другой вариант, который никем, разумеется, не принимается в качестве рабочего, но может оказаться вполне реальным — это «закрытие глаз» на проблемы парка «Торнадо» в случае, если ни один из вариантов их замены не будет утвержден решением парламентской коалиции. С одной стороны, это грозит серьезной просадкой возможностей Германии в рамках стратегии ядерного сдерживания НАТО, с другой — в конечном счете о столь высоких материях голова должна болеть в первую очередь у Вашингтона. Не исключено, что именно США в итоге и придется раскошелиться на поддержание боеспособности ВВС своих ключевых европейских союзников.

С российской точки зрения никакое из возможных решений Берлина не окажет непосредственного влияния на обстановку в Европе — последствия любого варианта станут ясны спустя несколько лет. Вместе с тем стратегическое значение того или иного выбора может оказаться куда глубже: по большому счету речь идет о выборе Германией роли самостоятельного игрока, решения которого определяют обороноспособность НАТО, или же о согласии с ведущей ролью США в Альянсе. В этом вопросе эффект от решения Берлина может проявиться куда быстрее — вряд ли будущее вооруженных сил Германии будет определяться в отрыве от прочих аспектов взаимоотношений Берлина и Вашингтона. С этой точки зрения для России была бы выгоднее независимая военная политика Германии: укрепление новых «центров силы» внутри НАТО сулит куда большие возможности для маневра.

Чисто с военной точки зрения появление в Европе истребителей-«невидимок», будь то F-35 ВВС США или их союзников или гипотетический новый европейский истребитель, очевидно, является неизбежным будущим — технический прогресс вообще очень трудно остановить. Появления первых боеготовых эскадрилий на F-35 в составе ВВС НАТО в Европе стоит ждать уже в ближайшие годы, и это, очевидно, произойдет раньше, чем Россия развернет первые эскадрильи истребителей пятого поколения Су-57. По тактико-техническим характеристикам и диапазону возможностей российский истребитель, находящийся на завершающей стадии испытаний, заметно превосходит F-35, однако сравнение «самолет на самолет» в данном случае, очевидно, не имеет смысла.

По характеристикам и диапазону возможностей российский истребитель СУ-57, находящийся на завершающей стадии испытаний, заметно превосходит F-35, однако сравнение «самолет на самолет» в данном случае, очевидно, не имеет смысла

Возможность конфликта между Россией и НАТО в Европе, если ему суждено произойти, явно будет определяться не ТТХ боевых самолетов, и уж тем более от них не будет зависеть исход этого конфликта.

Более интересным (и безопасным!) может оказаться состязание на мировом рынке оружия, но и здесь политические факторы, никогда не исчезавшие совсем, вновь начинают играть куда большую роль, чем качества тех или иных систем вооружения и их цена. В итоге единственным местом, где еще можно будет говорить о каком-то состязании, очевидно, останутся многочисленные авиашоу. F-35 показывали на различных авиасалонах уже не раз. Су-57 пока что демонстрировали лишь в воздухе над Жуковским. Их очного состязания в ближайшие годы, скорее всего, стоит ждать либо в Индии, либо в Дубае — и оно будет во всяком случае более зрелищным, чем очередной виток военного противостояния в Европе.

https://iz.ru/706151/ilia-kramnik/novyi-samolet-dlia-liuftvaffe

Страны: 
Эксперты: