Ближний Восток меняет ориентиры

События, происходящие на Ближнем Востоке, всегда находятся в центре внимания. И причин тому можно привести достаточно много. Это и громадные запасы углеводородного сырья, и, как следствие, огромные финансовые ресурсы, управляемые из данного региона, и непрекращающиеся вооруженные конфликты, периодически переходящие в полномасштабные военные действия. Кроме этого, данный регион является колыбелью трех авраамических религий и поэтому, несомненно, играет также роль мирового культурного и духовного центра.

Длительное время практически все политические процессы Ближнего Востока развивались в рамках противостояния между Израилем и арабскими странами. Но в 2010 году, с началом периода, получившего название «Арабская весна», конфликт между еврейским государством и окружающими его арабскими странами отошел на второй план, поскольку большинству арабских стран стало просто не до Израиля. Для всех глав арабских государств, будь он королем, эмиром, шейхом или просто президентом, главной целью стало сохранение своей должности или титула. При этом, нельзя не отметить, что монархические режимы оказались все же более устойчивыми, а вот президентам повезло гораздо меньше. В Тунисе, Йемене и Египте президенты оказались свергнуты. В Ливии глава государства Каддафи был, помимо этого, убит.

Совсем по-другому развивались события в Сирии. В этой стране пересеклось гораздо больше интересов, что привело как к скрытому, так и явному вмешательству практически всех ведущих игроков как региональной, так и мировой политики. При этом, вмешательство не ограничилось исключительно помощью Башару Асаду или противостоящим ему силам, но и превратилось в открытые военные операции иностранных государств на территории Сирии против основанной еще в 1999 году террористической группировки «Исламское государство», которая на волне «Арабской весны» распространила свой контроль на огромную территорию, по разным оценкам, занимающую до 90 тысяч квадратных километров на территории Ирака и Сирии.

За всем этим Израиль наблюдал с поистине стоическим спокойствием. И это спокойствие достаточно легко объяснимо. Потребности «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация) в живой силе и пушечном мясе оказались настолько велики, что превратили эту террористическую армию в своеобразный пылесос, высасывающий боевиков со всего света. Не в последнюю очередь ими оказались боевики ХАМАСа из сектора Газа и арабских территорий Израиля на западном берегу Иордана, где до этого они не находили другого применения своим способностям кроме как в устройстве провокаций и терактов против Израиля.

Другая экстремистская группировка, Хезболлах, базирующаяся в соседнем Ливане, оказалась слишком занята защитой своего покровителя Башара Асада, что также оказалось на руку Израилю, и ему оставалось только следить, чтобы к боевикам шейха Насраллы не попало в руки какое-нибудь совсем уж современное оружие, которое они могли бы обратить против еврейского государства. Ну а когда был поднят и впоследствии решен вопрос о ликвидации запасов сирийского химического оружия, стало окончательно понятно, что Израиль может стать, пожалуй, единственным бенефициаром разразившейся «Арабской весны».

В условиях стабилизации обстановки в Египте и сохранения спокойной ситуации в Иордании, с которыми у Израиля существуют мирные договора и какое-никакое, но все-таки сотрудничество, обстановка в Сирии и Ливане – государствах с которыми Израиль уже многие годы формально находится в состоянии войны - заставляла их заниматься проблемами гораздо более серьезными и актуальными, чем еврейское государство.

Кроме этого, и мировое сообщество, периодически впадающее в озабоченность по поводу неурегулированности так называемого «палестинского вопроса», как то перестало слишком пристально заниматься этой проблемой. Одним словом, консервация того состояния, при котором Башар Асад будет постоянно висеть на волоске, оставаясь при этом у власти, была бы чрезвычайно выгодна Тель-Авиву. Но ничто не может длиться вечно!

Успехи российского военного контингента в Сирии и удары курдских вооруженных формирований из Ирака при поддержке американцев сыграли решающую роль в сирийской войне, фактически предопределили поражение ИГИЛа и высветили явную перспективу сирийского урегулирования. Стало очевидным, что после нескольких весьма бурных лет, на Ближнем Востоке скоро наступят относительные мир и затишье. И каждой стране пора начинать искать свое место на этом новом Ближнем Востоке.

Что же изменилось? Главным новым фактором, который принципиально повлиял на исход гражданской войны в Сирии, стало активное участие российских ВКС в боевых действиях. Кроме этого, временный, поначалу, характер данного фактора становится постоянным – достигнуто соглашение о расширении и продлении деятельности российской авиабазы в Хмеймим. Кроме того, Российская Федерация и Сирия подписали соглашение о расширении и модернизации пункта материального обеспечения ВМФ России в Тартусе. Соглашение, которое действует в течение 49 лет, также предусматривает, что одновременно в Тартусе могут находиться 11 российских военных кораблей. Согласно документу Россия будет использовать инфраструктуру базы на безвозмездной основе. В нем подчеркивается, что соглашение носит оборонительный характер и не направлено против третьих стран. В тексте соглашения также указывается, что Россия имеет право ввозить в пункт обеспечения Тартус любое вооружение, боеприпасы, необходимые для функционирования пункта.

Фактически, оказав помощь Башару Асаду, Россия не просто вернулась на Ближний Восток, но и расширила свое присутствие и повысила свое значение в данном регионе, до небывалого уровня. Одним словом, Россия пришла туда всерьез и надолго. При этом изменился не только количественный, но и качественный уровень влияния Российской Федерации в регионе.

В прошлом, Ближний Восток был одним из регионов противостояния Советского Союза и США, где Москва однозначно поддерживала арабские страны, а основным союзником и ставленником США был Израиль. Сегодня все совсем по другому – между Россией и Израилем не просто существуют дипломатические отношения, но и активное взаимодействие в регионе, а также координация действий по различным вопросам и на разных уровнях. Подтверждением этого могут служить многочисленные встречи президента России и премьер-министра Израиля.

Большинство из них связано с гражданской войной в Сирии и участием в ней российской армии. Поскольку Сирия является сопредельной с Израилем страной, а сам Израиль – наиболее мощным в военном отношении государством данного региона, необходимо было провести достаточно много согласований во взаимных действиях, чтобы избежать случайностей, которые могли бы привести к столкновению вооруженных сил двух стран. Как показало время, российскому и израильскому руководству удалось найти общий язык и достичь договоренностей, которые позволили военным специалистам двух стран наладить дальнейшее сотрудничество.

Надо сказать, что взаимодействие России и Израиля не ограничивается военной областью. Весьма перспективным направлением сотрудничества в экономике может стать проект совместной с Россией разработки израильских газовых месторождений «Левиафан» и «Тамар» открытых в Левантийском бассейне Средиземного моря. Кроме этого, между двумя странами существуют достаточно крепкие культурные связи в силу того, что значительная часть населения Израиля является русскоязычной. Еще одним свидетельством того, что у двух государств большое число общих ценностей, является недавнее принятие в Израиле закона, об объявлении Дня Победы 9 мая государственным праздником.

В то же время, отношения Израиля с традиционным стратегическим союзником – США, складываются неровно. Начнем с того, что все свои территориальные уступки Израиль совершал под давлением американцев – начиная с Кемп-Дэвидского договора с Египтом, соглашения Рабина и Арафата, подписанного в той же резиденции президентов США и заканчивая уходом израильтян из южного Ливана и сектора Газа, все это было инспирировано из Вашингтона. Причем, как ни странно, наибольшее давление на Израиль из Вашингтона оказывалось в те периоды, когда пост госсекретаря США занимали представители еврейской национальности – Генри Киссинджер и Мадлен Олбрайт.

Да, альтернативу ежегодной американской военной помощи в размере двух миллиардов долларов трудно найти . Но при этом не надо забывать, что Израиль не только военная супердержава в масштабах региона, но и ведущая экономика Ближнего Востока. Кроме этого, военно-промышленный комплекс Израиля является одним из самых передовых в мире и по уровню экспорта мало кому уступает.

Последний момент, кстати, не раз вызывал недовольство в США, поскольку не раз Израиль выступал прямым конкурентом американцев на рынке вооружений и неоднократно Вашингтон прибегал к прямому давлению на Израиль, чтобы заблокировать сделки по продаже различных видов израильских вооружений. Вообще, американо-израильские отношения очень часто напоминали собой качели. В период президенства Барака Обамы они были откровенно плохими и дошли до такой степени, что премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху отменил свой визит в США.

После избрания Дональда Трампа, известного своей произраильской позицией, в Израиле было возликовали, тем более, что одним из первых заявлений нового президента США стало намерение перенести таки посольство из Тель-Авива в Иерусалим. Но дальше этого дело пока не двинулось и более того, выяснилось, что у Дональда Трампа полным-полно проблем внутри страны. В первую очередь – в плане обеспечения собственных полномочий и преодоления бешеного сопротивления, с которым он столкнулся, поселившись в Белом доме. Поэтому Израиль вряд ли может серьезно рассчитывать на его прочное доброжелательное отношение, особенно в свете контракта на поставку Саудовской Аравии американских вооружений на астрономическую сумму в 100 млрд долларов.

Конечно, США по-прежнему остаются стратегическим союзником №1 для Израиля, по-прежнему еврейское лобби в Конгрессе США остается самым влиятельным и по-прежнему Израиль ориентируется в первую очередь на заокеанскую сверхдержаву. Но! Тем не менее, существует целый ряд проблем, в которых США не то что не способны помочь Израилю, но наоборот, выступают на стороне его конкурентов или соперников. Примером может стать хотя бы борьба Израиля с иранской ядерной программой, когда еврейское государство уже было готово нанести удар по иранской территории, но вынуждено было отказаться от этого под давлением США.

Сегодня проблема вроде бы считается решенной, но в любой момент может снова встать во весь рост перед Израилем, который станет главной целью иранского ядерного оружия в тот же момент, когда оно будет создано. В то же время, если вспомнить на каком уровне находятся отношения Ирана с Россией вообще и в плане атомной энергетики в частности, то тут вполне можно найти перспективы для решения отдельных важных вопросов и проблем.

В целом можно с уверенностью сказать, что тесное сотрудничество Израиля и России является взаимовыгодным для обоих государств и содержит дополнительные возможности для расширения и интенсификации. Дополнительный импульс этому придает новая роль, которую играет Россия на Ближнем Востоке.

И пусть, на сегодняшний день, главным стратегическим союзником Израиля продолжает оставаться США, в Израиле уже начинают задумываться о том, чтобы придать отношениям с Россией аналогичный статус. Безусловно, что этот процесс будет постепенным и длительным, но его начало вполне реально уже в ближайшем будущем.

Соответственно и представители СМИ, пишущая и снимающая братия должны в полной мере осознать свою роль в сближении позиций двух государств, более качественно и вдумчиво освещать происходящие события, давать своевременный и аргументированный отпор многочисленным инсинуациям, а то и откровенной лжи.

*при перепубликациях ссылка на сайт и авторов обязательна.