КОМУ И КАК СЛУЖИЛА АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ПАРТИЯ «МУСАВАТ»: ОЧЕРК ПЕРВЫЙ

Президент Азербайджана подписал распоряжение о проведении 130-летнего юбилея основателя Азербайджанской Демократической Республики Мамед Эмина Расулзаде. В распоряжении отмечается, что в январе 2014 года исполнится 130 лет со дня рождения Мамед Эмина Расулзаде, одного из основателей Азербайджанской Демократической Республики, Председателя Национального Совета. При этом глава Азербайджана отметил, что «есть большая потребность в трудах, создаваемых по результатам исследований на темы независимости».

Поддерживая это решение главы Азербайджана, мы считаем, что Мамед Эмина Расулзаде является не только достоянием азербайджанской национальной истории, но и российской. Потому, что он и многие его соратники внесли немалый вклад в осуществлении политики Российской империи, как в Закавказье, так и в странах Ближнего и Среднего Востока. Этим эпизодам и посвящаются наши исторические очерки.

Бурные события революции 1905-1907-х годов ознаменовалась в Закавказье кровавыми армяно-азербайджанскими столкновениями. Долгое время, несмотря на попытки, с одной стороны, армянских и, с другой стороны, мусульманских общественных деятелей положить конец кровопролитию, ничего не получалось. Все искали правых или винновых. Российский наместник на Кавказе граф Воронцов-Дашков уверял, что невозможно возлагать вину за резню на какую-либо сторону - армянскую или азербайджанскую. «Какая из сторон являлась в отдельных случаях виновницею начала резни, установить точно нет возможности,- докладывал он в Петербург.- В Шуше начали массовую стрельбу, по-видимому, армяне, в Баку при вторичных беспорядках (в августе 1905 года) — татары (так тогда называли азербайджанцев - С.Т.), получившие отпор от охранявших город войск и бросившиеся на разгромление нефтяных промыслов, в Елисаветполе — татары, в Тифлисе — армяне».

Конечно, Санкт-Петербург понимал и видел внутренние причины, приведшие к таким трагическим событиям. Однако существовал и геополитический фактор, оказывавший серьезное влияние на развитие событий , из-за чего было чрезвычайно сложно поддерживать межнациональное равновесие в Закавказье. И вот почему.

К концу XIX века Османская империя стала подвергаться сильному давлению со стороны ведущих европейских государств, которые добивались от Порты расширения иммунитетных прав для своих подданных – так называемых «капитуляций». Европейские и российские газеты пестрели сообщениями о закате в Османской империи «великолепного века». Поражение в русско-турецкой войне; Сан-Стефанский и Берлинский договоры 1878 года, приведшие почти к полному крушению турецкого господства на Балканах, оккупация в 1881 году Францией Туниса и в 1882 году Великобританией Египта. В 1887 и 1889 годах вспыхивают два крупных восстания на острове Крит. Не успел султан подавить их, как столкнулся с движением армян. Но отличие от восстаний на острове Крит, армянское движение первоначально развивалось внутри Османской империи.

В 1886 году в Ване появляется первая армянская национальная политическая партия арменаканов. В ее программе обозначается цель-« освобождение Западной Армении от турецкий деспотизма и создание независимого государства». Но на тот момент все же ставилась более конкретная задача - осуществление ст. 61 Берлинского трактата о реформах в Турецкой Армении.

Вскоре отделения и группы этой партии появляются как местностях Западной Армении — в Муше, Битлисе, а также в Иране (Салмаст, Тавриз, Хой, Урмия), на Кавказе (Тифлис), в Болгарии, что свидетельствовало о достаточно широком геополитическом проекте этой партии. В 1890 году в Тифлисе было объявлено об образовании еще одной армянской партии которой "Дашнакцутюн" ("Союз"), но только как «партии в эмиграции». В ее первом манифесте декларировалось, что партия «будет стремиться объединить все силы, связать с собой все центры, имея целью политическую и экономическую свободу Турецкой Армении». Однако сам факт появление на территории России национальной партии, вынашивающей идеи отторжения части территории соседнего государства, создавал проблемы в отношениях Петербурга и Стамбула. Поэтому ЦК партии "Дашнакцутюн" выстроил свою структуру необычным образом. Было создано три бюро. Одно – «Восточное» - находилось в Тифлисе, «Западное» - в Женеве, ближневосточное - в Бейруте.

В начале 1902 года для императора Николая Второго было подготовлено специальное донесение разведки из Парижа, к которому была приложена карта «Великой Армении - от моря до моря». Оно сопровождалась следующим замечанием: «Армянская партия "Дашнакцутюн" ("Союз") превратилась на Кавказе в мощнейшую национальную политическую силу, которая приступила к решению вопроса российских армян». Там также указывалось, что в политических салонах европейских столиц циркулируют призывы к армянским «зажиточным группам» приступить к финансовым пожертвованиям «в связи с предстоящими событиями». Под этими событиями подразумевался предстоящий распад Российской империи. В этой связи дашнаки объявили «предателями» тех представителей армянского предприимчивого класса, которые отстроили своими капиталами Константинополь, Калькутту, Тифлис, Баку», а «в Эривани - все строится на русские деньги». Из этого следовало, что дашнаки в качестве столицы предполагаемого армянского государства обозначали Ереван. И вот почему.

В том же году «Западное бюро» дашнаков подготовило созыв и финансировало в Париже первый конгресс младотурок. Агентура русской разведки докладывала, что между младотурками и дашнаками была достигнута договоренность: в случае смены власти в Османской империи будет решена проблема предоставления автономии Западной Армении и после этого «задачей момента будет являться перенос революционного движения из Османской империи в Россию».

Власть решила нанести упреждающий удар. 12 июня 1903 года был издан Закон о конфискации имущества армянской церкви, которая, как утверждалось, является «главным финансовым источником и идейным вдохновителем пробуждения сепаратизма среди русских армян». В ответ на Кавказе начались митинги протеста армянского населения, Охранка отмечала рост огромных сумм, которые поступали дашнакам от армянских капиталистов и предпринимателей почти со всех концов империи и даже из-за границы. Дело дошло до того, что на Кавказе из-под контроля властей выводились целые области. Согласно сводке Тифлисского управления охранки, суды и общественные советы дашнаков «реально подменили на местах официальную власть».

В таких условиях Санкт- Петербург принимает решение вывести на политическую сцену так называемый «исламский элемент». На вооружение были взяты идеи известного просветителя Исмаила Гаспринского (1851-1914). По его мысли, если русская буржуазия в лице лидеров крупных политических партий вынашивает мистическую идею захвата Константинополя (Стамбула), то российские тюрки должны сотрудничать с царским правительством. Гаспринский подсказывал власти, как и на каком направлении необходимо действовать для достижения намеченной цели, поскольку в случае развала «больного Европы» - Османской империи - встанет проблема управления новыми территориями с компактным проживанием тюрок. По его мысли, их нужно объединить в «Великий Туран» в составе единого государства под покровительством «исторической России». Поэтому на данном этапе российским тюркам-мусульманам рекомендовалось добиваться не своей государственности, а проведения реформ в области образования, модернизация образа жизни и т.д. В отчете агента русской разведки с первого всемирного конгресса тюрок-мусульман, состоявшегося в 1905 году в Токио, отмечалось: «Русские депутаты говорили от имени 20 миллионов тюрок-мусульман Российской империи, которую они считают преемницей бывшей татарской державы Золотой Орды». Тогда же Тифлисское охранное управление уведомляло центр, что «кавказские татары - в отличие от политически активных армян и грузин - имеющих оформленные политические партии, пребывают в сонном состоянии». Тифлиса рекомендовал Петербургу «разбудить мусульман сверху».

8 апреля 1905 года в Петербурге на квартире «отца» политического движения российских мусульман Габдеррашида Ибрагима собрались Гаяз Максудов, Ибниамин Ахтямов из Уфы, Ахмед Агаев, Али-Мардан Топчибашев, Али Хусаинзаде (все трое из Баку). Они приняли решение о создании единого Духовного управления для всех мусульман России. Эта операция проходила под контролем главы Московского охранного отделения, которое тогда возглавлял Н.С. Бердяев. На сайте Духовного управления мусульман Нижегородской области рассказывается, как 15 августа 1905 года в Нижнем Новгороде «тайно» проходил Первый съезд мусульман России. В его работе принимали участие 150 человек: тюркские просветители, религиозные деятели и просто состоятельные люди с Кавказа, Крыма, из Казани, Туркестана, Урала, Сибири. Проходил он, как и следовало ожидать, под председательством Исмаила Гаспринского. В его выступлении, как и в речи известного бакинского публициста А.М. Топчибашева, звучала мысль о необходимости образования политической партии, способной объединить всех мусульман России – «Иттифак аль-муслимин».

Манифест императора от 17 октября 1905 года разрешал образование партий. Но тут получился сбой: между А.-М. Топчибашевым и А. Агаевым произошел конфликт. «Неожиданно» азербайджанский «олигарх» Иса-бей Ашурбеков предложил Агаеву возглавить редакцию газеты газету «Иршад» («Путеводитель»). Кстати, именно на страницах этой газеты стали появляться публикации Мамед Эмина Расулзаде, который вместе с Нариманом Наримановым в 1904 году основал мусульманскую социал-демократическую организацию «Гуммет», объявившей себя автономной частью РСДРП.

http://www.iarex.ru/articles/43680.html

Страны: